28 ноября 2012 г.

Колонка директора #10



Друзья, привет.

На этой неделе опять всплыла фотография Кобзона в атласной рубашке с космическим принтом тигра. Выглядит очень эпатажно для мужчины солидного возраста. Многие смеются, рассуждают о стиле и моде. А мне кажется, Кобзон на своем месте. Вод представьте Кобзона в аляске, чиносах и топсайдерах — шут шутом же. А в рубашке с принтом тигра на всю грудь - в своей системе координат. 

Есть в
нешние идентификаторы, по которым люди делят друг друга на "свой" и "чужой". Для тех кто попроще — это принты, логотипы; для тех кто посложнее - характерные формы, "правильные" образы. Принт тигра - вам налево, анорак — направо. Что делать без принта, непонятно. Без внешних маячков человек получается слишком прост, сер и чужд. Нет для него стаи.

Вот, сравните двух персонажей. Первый: туфли с острым носом, сумка LV, джинсы D&G, телефон Vertu. Второй: На фиксдгире, в пятипанельке, с рюкзаком Хершель и кедах с буквой N. Два разных человека, в головах все совсем по-разному устроено, не найдут общего языка. Но обоих можно отнести к одному типу. У обоих есть внешние опознавательные знаки для идентификации. У обоих суть одна.

Чаще получается так, что выбор за нас уже сделан. Если в очень крутом блоге/журнале/программе сказано — что это круто, то мы тоже для себя так решаем, не подумав. Если витрина дорого оформлена — хорошо, магазин в дорогом месте - значит товар качественный, из телевизора — значит правда. Даже не подвергаем это сомнению, просто так есть и все.

Думаю, все-таки иногда нужно решать самостоятельно. Оставлять немного места в жизни для мысли и здравого смысла. Ведь если подумать, то фиксдгир — это неудобно и небезопасно, а Vertu — нефункционально и дорого. И плевать, что много классных фото на тумблере и рекламы на третьих обложках, удобства и функциональности от этого не прибавляется. Есть же велосипеды с тормозами и Нокия не за дорого. Пускай не с такой маркетинговой тяжелой артиллерией.

Думайте своей головой и помните "Те, кто читают книги, всегда будут управлять теми, кто смотрит телевизор" (Фелиция Жанлис).

Спокойной ночи.
Ковеленов Сергей,
Oh, my

19 ноября 2012 г.

Колонка директора #9



Друзья, добрый вечер.

В прошлую пятницу у нас был маленький юбилей – мы отправили заказ №5000. Это конечно совсем внутренние новости, широкому кругу они неинтересны. Но раз вы читаете эту колонку, то про заказ №5000 тоже послушайте.

Мы недавно делали опрос, сколько человек работает в Oh, my: 1, 5, 25, 50 или 100? Больше всего собрал ответ 5, на втором месте 25 – что, конечно, приятно. На самом деле оба ответа неверны. Его и не было в ответах.

В Oh, my с 2010 года одновременно работало от 1 до 7ми человек. Постоянно максимум 3, сейчас – 2. Два человека работают в Oh, my – это был правильный ответ. Регулярно с нами сотрудничает еще четверо, нерегулярно еще около 20ти человек. Есть же производство, доставка, программист, фотограф, даже менеджер фотографа и т.д.

Мы остаемся микроорганизацией с крохотным коллективом и огромными амбициями. Для компании, которая придумывает, производит и сама продает одежду – два постоянных сотрудника – это маловато. Рук не хватает, даже если работать с 8 до 24.00.

Но этим рукам хватило времени и сил, чтобы получить, обработать и отправить 5000 заказов. Поэтому это, несомненно, для нас юбилей. Поэтому мы им так гордимся.

Ведь какая штука получается, и почему мы это все так ценим. Вот вы сидите за компьютером где-то, и мы тоже за компьютером где-то сидим. Мы не знаем с вами друг друга и никогда скорее всего не узнаем. Но почему-то вы доверяетесь нам, а мы доверяемся вам. Вы получаете прекрасные вещи, а мы продолжаем дальше работать, чтобы придумать для вас что-то новое.

Вот что самое ценное. Поэтому я хочу поблагодарить вас за этот юбилейный заказ, и нас, что не свернули с верного пути. На самом деле c Oh, my работает гораздо больше людей, где-то около 5000.

Всегда ваш,
Ковеленов Сергей,

13 ноября 2012 г.

Колонка директора #8


Друзья, привет.

Нас часто спрашивают, почему у нас такой маленький ассортимент, почему мы производим так мало моделей. А у нас и правда мало моделей. Например, прямо сейчас у нас продается всего 15.

Конечно же, в этом нет никакой тонкой задумки. Не секрет – проблема или даже причина одна – экономическая. Чем больше моделей производишь – тем больше на это требуется времени и денег. Нам ведь хочется не только их делать. 

А пока нас полтора землекопа, мы поступаем мудро: не т
оропимся и идем темпом альпинистов – шаг, два вдоха, два выдоха, шаг. Поэтому мы сосредоточились на самых основных моделях. Сегодня остановимся на мужских – их меньше всего.

Мужских моделей сейчас 5: майка, футболка, лонгслив, водолазка и худи. Этот ряд неизменен с самого нашего старта в далеком 2010м году. Но сами изделия претерпели множество изменений от партии к партии. На футболку 2010 года без слез нельзя смотреть. На футболку, которую выпускаем сейчас мы смотрим с гордостью.

Никогда не замечали за собой такой особенности – вспоминаете какой-нибудь давний поступок и думаете: ну как же я так мог поступить глупо. Забавно, что через какое-то время мы точно так же будем думать про поступки, совершаемые сейчас. Как бы правильно нам все сейчас ни казалось. Это называется опыт, так мы движемся вперед.

И мне лично хочется, чтобы мы смеялись над нашей сегодняшней футболкой через год. А потом еще через год, а потом еще и так далее. Поэтому, не обижайтесь, парни, что мы производим для вас так мало. Мы будем обновлять ассортимент и добавлять новые модели – зато эти вещи будут стоить потраченных на них денег.

Главное помните: нормально сделаешь – нормально будет. И не торопитесь.

Гуд лак.
Ковеленов Сергей, 
Oh, my

6 ноября 2012 г.

Колонка директора #7



Друзья, с добрым утром!

У меня есть хороший приятель-коллега-партнер из Латвии – Игорь. Его отец всю жизнь занимается производством трикотажа. Он перенял его специальность, и теперь мы вяжем свитера Oh, my  на производстве в Латвии.

Когда Игорь приезжает в Россию (а по работе приходится часто, Россия – это огромный рынок сбыта,) и общается с местными продавцами – он недоумевает насколько низко развит уровень потребления у покупателей. Грубо говоря людям неважно из чего сделана вещь, главное, чтобы было красиво.

Здесь сложно разобраться, кто виноват – продавец или покупатель. Продавца понять можно – острая конкуренция, высокие операционные издержи, поэтому приходится выбирать товар меньшей стоимости, чтобы маржа была побольше. Но выбор все равно всегда стоит за покупателем – нельзя сказать, что выбрать не из чего.

Как же быть и не запутаться? Как выбрать себе правда качественную вещь?

Правило №1. Всегда смотрите на состав вещи. Бирка с составом вшивается в левый внутренний шов. Там вся правда. Натурального сырья не должно быть меньше 50%. Искусственное волокно добавляется для улучшения износостойкости и формоустойчивости изделия. Но основа всегда должна быть натуральной.

Правило №2. Не экономьте. Натуральное волокно всегда будет стоить дороже. А искусственное придумывается только для удешевления себестоимости производства. Воспитать и вырастить хорошую овцу и постричь ее – дороже, чем добыть нефть и превратить ее в акрил. Человек как укутывался в шкуры животных так и будет продолжать укутываться.

Правило №3. Относитесь к себе с уважением. Не экономьте на себе. Акриловый свитер можно купить за 1000 рублей, хороший шерстяной – не меньше чем за 3000. Купить три акриловых или один шерстяной? Свитер за 1000 рублей – это хорошо, но он из акрила. Это пластмассовый свитер. Носите натуральное – ваше тело вас отблагодарит.

Вот в этом есть роль Oh, my – научить людей не только одеваться со вкусом, но и разбираться в том, что именно они носят. Вот это очень важная наша задача. Это тоже база. Мы хотим доказать, что важна и форма и содержание. В нашем случае – содержание нитки;) Тренды трендами, а основа остается неизменна веками.

Оставайтесь с нами. И помните – нефть греет только когда горит!


Хорошей недели.
Ковеленов Сергей,
Oh, my

30 октября 2012 г.

Колонка директора #6



Друзья, добрый вечер!

Нас часто спрашивают, почему мы выбрали такую мрачную цветовую гамму? Этот вопрос мы получаем регулярно, и регулярно же на него отвечаем. Но на прошлой неделе, почему-то, этим поинтересовалось сразу несколько человек, поэтому пришло время дать официальный ответ.

Так почему же белый, серый и черный цвет?

С самого начала мы хотели производить простую, спокойную, повседневную одежду.  В английском языке для такой одежды есть определение – basic. Мы же используем точный перевод и называем ее базовой.

Это такая одежда, которую обычные люди надевают каждый день – на работу, дома и на прогулку. Она неброская и качественная (потому что носится каждый день). Эта одежда скорее основа вашего гардероба, чем сам гардероб – поэтому и «базовая».

Такая одежда должна цветом сочетаться с другой, не базовой, не перетягивать внимание на себя. Лучше всего это получается у трех цветов – белого, серого и черного. Поэтому для нас они – самые главные.

Наш ассортимент тому подтверждение. Мы начали с самых простых вещей: майка, футболка, водолазка, лонгслив и худи. Мы увеличиваем его, добавляем новые модели: платья, боди, толстовки и свитера. Мы хотим производить всяческую одежду и обувь, но требование к ней всегда будет оставаться следующее: быть простой, спокойной и качественной.

Технически мы можем производить любую одежду любого цвета, но у нас нет такой цели. Поэтому у нет футболок с классными принтами, страз и всех цветов радуги. За нас это хорошо делают другие марки. Мы уважаем их работу, берем пример и обязательно порекомендуем кого-то конкретного, если вы не нашли в нашем ассортименте того чего искали.

Главное – то что мы делаем – это отражение нас самих.  Такое наше представление о моде и вкусе. Таким мы видим идеальный мир и создаём его вокруг. И если этот мир кажется вдруг вам привлекательным, то вам сюда: http://ohmyltd.ru/?utm_source=Direktorskaya%2Bkolonka%2Bpro%2Bcveta&utm_medium=SMM&utm_campaign=Kolonka%2Bdirektora

Ха-ха-ха;)

Спокойной ночи, друзья.
Ковеленов Сергей,
Oh, my

24 октября 2012 г.


Гидроторф. Поселок городского типа в Нижегородской области с населением 7 тысяч человек. Википедия подчеркивает – «рабочий поселок». Тут добывают и перерабатывают торф, производят стекло и какую-то пленку.
Институт Стрелка. Знаменитый комплекс в центре Москвы. Тут медиа, дизайн и архитектура, передовые мысли витают в воздухе и вообще, пожалуй, не как в России.
Что объединяет эти два места? И жители Гидроторфа, и обитатели Стрелки покупают вещи Oh, my. Признаемся, нам очень лестно получать заказы с адресом доставки «Москва, Берсеневская наб., д. 14», уж там-то ерунды не закажут. Но голова кругом идет от осознания того, что в рабочем поселке Гидроторф теперь тоже будут носить простые и милые нам вещи.


Откуда бы вы ни были, знайте – мы рады вам и гордимся тем, что вы с нами. 


Ваш Oh, my

22 октября 2012 г.

Колонка директора #5



Друзья, с добрым утром!

Наше производство находится в Ленинградской области, в 120 км от Петербурга. Один день в неделю я провожу там, потому что у производства всегда накапливается много вопросов по самому производству, а решить их по телефону невозможно.

Обычно это бывает как – у каждой работницы обязательно заготовлен свой вопрос:
- как быть, если строчка получается не 5 мм, как написано в задании, а 6;
- что делать, если ткань испачкана по шву;
- как лучше упаковать худи – так или так;
- мы вам придумали новую обработку горловины – она смотрится лучше – вам нравится?

Все действительно очень стараются, волнуются и переживают, если что-то идет не так; искренне радуются, если все выходит как задумывалось. А почему так? Потому что заказ для «солидной фирмы», из Петербурга.

На то, что вы делаете покупки у нас можно смотреть по-разному. С одной стороны – вы приобретаете себе классные вещи, с другой – оплачиваете труд этих работниц. Ведь что мы делаем с этими деньгами? Мы снова отдаем эти деньги производству, которое шьет нам вещи вновь.

Каждая швея, закройщица, бригадир и упаковщица получают зарплату. Получают они ее не просто так из воздуха, а потому что именно ВЫ именно у НАС покупаете футболку за 490 рублей. Это тот механизм, который позволяет нам всем быть сильными и развиваться. И этот механизм самый надежный.

Потому что швея, закройщица, бригадир и упаковщица – это три слона и черепаха, которые нас держат. А пока черепаха плывет, а слоны стоят – все будет в порядке.

Оставляйте деньги в своей стране. Будьте умничками!

Хорошей недели.
Ковеленов Сергей,
Oh, my

16 октября 2012 г.

Колонка директора #4



Друзья, доброй ночи!

Помните, мы спрашивали, что вы цените в нас больше всего: что мы российская марка или что мы производим в России?  Большинство ответило, что именно за то, что в России.

А потом мы интересовались, каким свитер должен быть: из 100% шерсти, с небольшим содержанием синтетики, просто красивым, даже если из акрила и не греет.

Это все к чему. В ноябре поступят в продажу первые свитера Oh, my. Мы вязали универсальную модель – унисекс. Состав: 80% шерсть/20% нейлон (вполне себе тру). Производство: Латвия.

Почему модель унисекс? Производство шерстяных вещей – дело затратное, себестоимость очень высока (по сравнению с кроеным трикотажем: футболками, худи и т.д.). И мужские и женские модели одновременно мы бы не осилили, а порадовать ваc стоящими шерстяными вещами очень хотелось.

Почему не 100% шерсть или без добавления кашемира? Опять же, мы не хотим, чтобы розничная цена за свитер была очень высокой. Добавление кашемира существенно бы удорожило изделие (100 Евро за кг пряжи у производителя). Не хотелось, чтобы свитер кололся, поэтому шерсть мы выбрали качественную итальянскую, но слегка удешевили ее, добавив 20% нейлона. Это лучший баланс, поверьте.

Почему в Латвии? Очень важный для нас вопрос. Мы правда сильно боремся за качество наших изделий. Конечно, не всегда получается, но мы работаем. Времена, когда штаны сваливались, потому что резинка их не держала – уже давно позади. Мы искали разные вязальные производства в России. Но не нашли то, что подходило бы нам по качеству, составу пряжи и стоимости. Поэтому слегка вышли за пределы родины.

В итоге получаются суперкачественные, красивые свитера, которыми мы будем гордиться, а вы долго-предолго носить и радоваться.

Оставайтесь с нами. Будет тепло.

Спокойной ночи.
Ковеленов Сергей,